Судебное представительство: опыт ведения налоговых споров

Судебное представительство имеет свою специфику в налоговых спорах. Соответственно, и к судебному представителю предъявляются дополнительные требования:

  1. zal_suda1.jpgУмение работать с налоговым законодательством (это не только Налоговый Кодекс, но и письма министерства финансов, приказы и письма федеральной налоговой службы, постановления ВАС РФ и федеральных арбитражных судов). Конечно, умение работать с нормативной базой и судебной практикой требуется в любом споре, специфика заключается в том, что налоговое право само по себе более сложное и противоречивое, чем гражданское право, поэтому не каждый юрист может в нем сразу разобраться;


  2. Знание практической работы налоговых органов: налоговый юрист не в первый раз видит Акты камеральных и выездных проверок, требования об уплате налогов, сборов, взносов, справки о состоянии расчетов и другую «специфическую» документацию. Кроме того, налоговый юрист знает, как на практике, налоговые органы относятся к тем или иным вопросам правового регулирования;


  3. Умение работать с налоговой документацией: книгой выставленных и полученных счетов-фактур, книгой продаж и покупок, налоговыми декларациями.

Как правило, налоговые споры отличаются большой длительность, ведь налоговые органы имеют установку обжаловать, принятые не в их пользу, судебные акты до последней инстанции. Впрочем, такая же установка и у нас. Зачастую по этим делам приходится проходить два круга: 

824_big.jpg

первая инстанция – апелляция – кассация – первая инстанция (новое рассмотрение дела) – апелляция – кассация. 

Жалобы по этого рода делам нередко занимают до 10 страниц. С учетом того, что налоговые споры, возникают из-за больших сумм, судебное представительство по ним одно из самых дорогих: от 10 до 25 % от спорной суммы.

Опытный представитель по этим делам просто не заменим, несмотря на обширную судебную практику.

Объясняется это тремя факторами:

  1. Противоречиями в самой судебной практики. К примеру, включается ли стоимость услуг российских перевозчиков по транспортировке ввозимых из Белоруссии товаров, в налоговую базу по НДС? ФАС Уральского округа считает, что да, а ФАС Дальневосточного округа нет. Судебный представитель в этом и подобных случаях должен убедить все инстанции в верности выгодной ему позиции.


  2. Противоречиями между разъяснениями Минфина и судебной практикой. Если судебная практика отрицательна, а мнение Минфина положительно, то судебную практику можно попробовать изменить. И наоборот, если Минфин занимает отрицательную для налогоплательщика позицию, надо подобрать положительную судебную практику.


  3. Каждое дело уникально, судебная практика – только ориентир для правильного разрешения дела. Возьмем, к примеру, любимое понятие налоговиков – необоснованная налоговая выгода. Как указал Высший арбитражный суд, одним из её возможных признаков служит взаимозависимость участников сделок. Но, ведь взаимозависимость, не всегда синоним недобросовестности, и свою добросовестность надо доказать фактами, убедить в этом суд. Поверьте, это всегда – нелегко, но абсолютно реально.

Налоговые споры всегда стояли особняком от гражданских дел, не случайно, их рассматривают разные судебные коллегии, и поверьте, это не случайно. В них действительно нужна особая сноровка.